Сергей Катанандов: я всегда любил строить. Набережной Петрозаводска 20 лет.


25 июня 1994 года в Петрозаводске состоялось торжественное открытие набережной. Сейчас это любимое место отдыха петрозаводчан и гостей города, его визитная карточка, а также место, где расположились современные скульптуры со всего мира. Их дарили карельской столице города-побратимы: Дулут, Иоэнсуу, Мо-и-Рана, Ла-рошель, Санкт-Петербург… Благодаря этому петрозаводская набережная стала всемирно известной и вошла во многие путеводители. Основная часть строительства петрозаводской набережной пришлась на годы руководства сначала городом, а потом республикой Сергея Катанандова. Он лично контролировал ход строительства.

Сергей Леонидович, 25 июня 1994 года состоялось торжественное открытие петрозаводской набережной. Получается, в этом году мы можем праздновать круглую дату – 20-летие этого события?

— Да, набережную торжественно открыли 20 лет назад. Тогда мы закончили вторую очередь набережной. Первая очередь строилась в 70-80-е годы. Это участок от устья реки Лососинки, там, где сейчас располагается отель «Карелия», и до пятого причала водного вокзала. Эта очередь — полностью заслуга тогда руководившего Петрозаводском Павла Сепсякова и главного архитектора Эдуарда Андреева. Правда, этот участок строили долго, финансировали по остаточному принципу. Средства выделяли предприятия, которые работали в городе. Тогда они строили в городе Дома культуры, детские сады, социальные объекты, целые жилые микрорайоны. Когда я начал работать в горисполкоме, мы решили построить вторую очередь. Работы начались в 1990 году.

Я немного запуталась с датами. Как так получилось, что открытие набережной было в 1994-м, а первая скульптура «Рыбаки», подарок от жителей американского Дулута, появилась в 1991-м?

— Я впервые в своей жизни попал за границу в 1989 году и сразу в Америку. Когда увидел, как там живут люди, захотелось и у нас сделать не хуже. Тогда и появилось огромное желание продолжить работу по благоустройству Петрозаводска, сделать его красивым и комфортным для жителей, а в целом поднять уровень жизни горожан. По приезду мы подняли все проекты, которые были на тот момент сделаны архитекторами для Петрозаводска. Запомнились проекты Евгения Александровича Карманова (из многочисленных его проектов реализован в Петрозаводске только один – это здание вычислительного центра Управления статистики Карелии на ул. Красной, прим. Автора), а также Э. Андреева и Э. Воскресенского (проект мемориала «Вечный огонь», гостиницы «Маски», Аллеи Героев на ул. Красной – прим. автора). Я твердо решил лучшие из них воплотить в жизнь. В том числе и проект набережной. Я ведь вырос рядом с ней, помню её неустроенной. Ещё какие-то из проектов удалось реализовать, например, Губернаторский парк, а многие так и остались лежать под сукном.

image

После нашего визита американцы приезжали к нам. Это они подарили идею обустроить набережную в Петрозаводске небольшими скульптурами, которыми будут любоваться люди. Во время того визита и родилась идея скульптуры «Рыбаки». Откладывать надолго не стали. Как только мы сделали часть набережной, сразу начали проводить на ней гуляния на день города. Одно из ключевых событий – подарок скульптуры от друзей из городов-побратимов. Они нам – мы им. Так и началось. Дальше – по скульптуре каждый год. Кстати, идея празднования Дня города принадлежит Лилии Степановой (сейчас она руководит ансамблем «Кантеле», прим.автора), которая тогда была начальником отдела культуры горисполкома. Первый большой праздник состоялся в 1990 году. Зачем это надо было? Мы, когда начали строить набережную, сразу задумались: нельзя просто сделать такой объект и бросить, нужно наполнить его содержанием. Скульптуры – это одно, праздники и гулянья – это второе. Главная задача – чтобы горожане проводили время на набережной, гуляли, общались, наслаждались озером, скульптурами.

 

Получается, что первую очередь строили долгие годы, а вторую удалось возвести за 4. Быстро!

— Мне было легко контролировать эту стройку. В то время в городе не было выше начальника, чем я. В советские годы были проблемы, так как то одна большая и важная контора затормозит с выдачей материалов, то другая.

Спроектировали нашу набережную в Ленгипрогоре, строили СМУ-1 под руководством Ильи Шегельмана и была такая контора Мостоотряд. Шокшинский малиновый кварцит взяли после демонтажа проезжей части на Первомайском проспекте, который лежал без дела на территории одного из предприятий города. (до 80-х годов дорога на Первомайском проспекте была вымощена кварцитом, такой её построили после войны пленные немцы — прим.автора). Кроме того, использовали карельский гранит и диабаз. Завершили набережную красиво – Ротондой. Тоже не придумали ничего нового, это типичная римская беседка. На том месте до этого стояла подобная, только деревянная. Кто бывал в Крыму, путешествовал по Волге, там похожих беседок много. У нашей же Ротонды очень красивый купол, его изготовили рабочие завода «Авангард».

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Если вторую очередь строили за городские деньги, то третью помогали строить правительства Москвы и России. Это самая короткая часть набережной – 500 метров. Нам удалось её сдать к 300-летию Петрозаводска. Значит, говорить о том, что набережной 20 лет неправильно. Первая очередь как минимум в два раза старше, потому она сейчас уже начала разрушаться и требует реконструкции. Конечно, надо понимать, что такое сооружение дорого как в строительстве, так и в содержании. Мы построили набережную, подарили её Петрозаводску, но с тех пор уже прошло много лет. Погода и время делают свое дело и сейчас назрела острая необходимость реконструкции, поэтому надо заниматься этим вопросом, а не только жаловаться, что денег нет. Этот объект очень важен для петрозаводчан, они его любят, считают визитной карточкой. Сейчас отмахнуться от него не получится.

Что Вы предлагаете?

— Всё зависит от нынешних городских властей. Надо искать деньги и возможности, а их сейчас масса. И специалистов нужных можно найти. Было бы желание! У нас ведь в 90-е тоже катастрофически не хватало денег, зарплаты не получали даже в мэрии, но мы же сделали. Потому что у нас было огромное желание.