Сергей Катанандов ответил на вопросы ТВР-Панорамы.


Самый известный политик постсоветской Карелии. Пожалуй, именно такая характеристика лучше всего подходит Сергею Катанандову. Мэр Петрозаводска, глава республики, сегодня сенатор от Карелии – он никогда не опускался ниже определенной планки. Многим его решения не нравились, но он сумел сохранить уважение к себе и не превратился в мертвого льва, которого все норовят пнуть. У него много разных качеств. Журналисты знают одно из них – умение уходить от острых вопросов. Причем делать это так искусно, что журналист порой остается убежденным, что ответ получил.

«ТВР-Панорама» предприняла очередную попытку вывести Сергея Катанандова на чистую воду и получить прямые ответы на конкретные вопросы.

Сергей Леонидович, начну с острой темы – присоединении Крыма. Так вышло, что сенаторы неожиданно стали главными героями новостей. Я говорю о единогласном решении разрешить использование президентом войск в Крыму. Насколько я знаю, вы и вовсе не голосовали?

Действительно, я в тот день находился в Карелии. Однако позднее я поддержал решение коллег, сделал это в письменной форме.

Согласитесь, быстрое единогласное решение всех сенаторов в таком вопросе не может не настораживать. Когда США вводили войска в Ирак республиканцы и демократы чуть не передрались. А у нас даже споров не было. Все высказались «за».

Я не вижу ничего криминального в том, что в таком вопросе было полное единодушие. Во-первых, сенаторы голосовали не за ввод войск. Не стояла задача дать разрешение завтра ввести войска на Украину. В итоге, как видите, обошлось без них. Хотя, конечно, опасения были. Но поддержка большинства граждан России и референдум в Крыму показали, что наше решение было верным.

Понимаю, на что вы намекаете, но говорить о том, что у нас там машина для голосования – смешно. Мы прекрасно осознавали, какие могут быть последствия.

И все же странно, что на две федеральные палаты нашелся лишь один голос «против» – депутат Илья Пономарев, который не поддержал действия в Крыму. Помните, как в фильме Михалкова «Двенадцать»? Может, он все же в итоге окажется прав?

Может быть. Но мнение Пономарева это его мнение. Он имеет на него право. Как и любой человек. Главное, чтобы его действия не противоречили законодательству. Вообще, я не верю в общество, в котором все думают одинаково. Но мы выбрали общий принцип жизни в демократической стране – опора на мнение большинства. Большинство высказало свою позицию и поддержало президента.

С другой стороны, посмотрите сами: страны, которые учат нас демократии, первое, что сделали, включили одного их журналистов Дмитрия Киселева в черный список только за то, что у него есть своя точка зрения.

Зато в России Киселев в самом светлом списке. И уж точно ему не грозит попадание в список национал-предателей, так называемой пятой колонны. Есть она, вообще?

Действительно, сегодня находятся те, кто вспоминает термин «пятая колонна». Бог им судья. Считаю, что искать пятую колонну и предателей нужно не среди тех, кто искренне и публично высказывает свою позицию, а среди тайных подстрекателей, которых не видно на экранах ТВ.

Вся эта ситуация складывалась на фоне неприятных экономических процессов в России. Кто-то даже говорит, что Крым лишь способ отвлечь россиян от проблем в нашей стране. Не секрет, что экономика в стране в кризисе. Замминистра экономического развития Андрей Клепач недавно заявил, что стагнация продолжится.

Я бы рекомендовал гражданам с большой осторожностью слушать финансистов и экономистов. Они, как правило, узкие специалисты. И часто воспринимают не общую картину, а только то, что происходит с их цифрами. Но сигнал подан верный. Нам надо обратить внимание, что страна через некоторое время может столкнуться с трудностями. Но это не сигнал к обвалу рубля и росту цен. Да, рубль не будет укрепляться, но его обвала не будет. Просто впереди нас ждут непростые несколько лет.

О предстоящих непростых годах нам говорят всегда. Вот и в Карелии у нас все, мягко говоря, печально. Инфраструктура слабая. Инвестор к нам не идет, несмотря на все потуги власти. Более того, уходит. Например, ИКЕА. Вы так долго в свое время ее сюда заманивали. Теперь вот она ушла. Обидно?

Конечно, обидно. Хорошо хоть в России осталась. Но постановка вопроса «Кто виноват?» неверная. Это не тот случай. Очевидно, что все беды карельской экономики сегодня – результат комплексный, трудно поддающийся анализу. Одна из ключевых причин – падение стоимости товаров на внешних рынках. Цены в Европе во время кризиса упали. Наши же предприятия работали на экспорт. До сих пор ситуация не особо улучшилась. Вторая причина – реформа естественных монополий, в ходе которой выросли тарифы.

Но это не значит, что правительство Карелии потеряло контроль. Решения сейчас принимаются адекватные. Однако считаю, что выход из кризиса в экономике Карелии произойдет вместе с ростом европейской экономики.

Ждать этого роста можно долго. Пока же, как мы видим, власть буквально окунулась в развитие так называемых мегапроектов. Пудожский кластер, строительство атомной станции, ряд других. От многих, что скрывать, попахивает маниловскими мостами.

Главный мегапроект сегодня – это приближающееся 100-летие республики. Что касается остальных проектов, то скажу вам, ничего в них нового нет. Все это старые проекты. Сейчас всплыли три из них: белопорожская ГЭС, атомная станция и освоение пудожских месторождений. Правительство посчитало, что пора к ним вернуться.

А почему вы, когда были главой Карелии, с ними не работали?

Работали. Но в итоге отказались. Мы посчитали, что модернизация предприятий, развитие форелеводства и горного кластера с туризмом – этого достаточно. Сейчас другая концепция – правительство считает, что надо строить еще одну Костомукшу.

А заодно и атомную станцию, против целесообразности которой в свое время выступали многие специалисты. Вы в том числе. Сегодня вы поддерживаете возвращение к этому проекту?

Нет. Более того, я ни с кем его не обсуждал. У меня никто не спрашивал. Хотя, понимаю, что моя точка зрения сейчас не главная. Скажу так: я поддерживаю все проекты, которые не нарушают экологию.

Получается, что вы мало общаетесь с Александром Худилайненым, которого представляете в Совете Федерации? Раз он вас даже не спросил про АЭС.

Это не так. Мы общаемся. Когда ему нужно, он меня спрашивает. Точно так же я консультируюсь с ним, как лучше поступить в той или иной ситуации. У меня хорошие рабочие отношения не только с ним, но и с правительством.

В таком случае думаю, вы сможете поделиться своим опытом проведения серьезных мероприятий, связанных с юбилеями. Совсем недавно вы провели 90-летие Карелии. Каких ошибок, по вашему мнению, следует избежать в подготовке к столетию?

Ошибка у нас была одна – мы были вынуждены отвлекать средства от Петрозаводска. Сейчас нужно помочь городу. Он сегодня спит. Нужно полностью переустраивать дорожную сеть, искать инвестиции для развития городских территорий. Многие крупные города России уже давно преодолели эту провинциальность. Вопросы с дорогами, клумбами и урнами там давно решили. Если помочь городу, он потянет за собой вперед всю Карелию. Хотя здесь многое от местной власти зависит.

Все верно. Но что делать, если бюджет этой власти не позволяет решать такие задачи. Даже один единственный гоголевский мост отремонтировать не можем. Такие же проблемы, даже большие, в районах.

Да, денег мало. Но и инициативы тоже практически нет. Мы все ждем, что федеральные деньги сами нам упадут. Этого не будет. Нужно создавать проекты, писать программы, искать инициативных людей. И только потом просить помощи у Москвы. От инициативы многое зависит. Почему вы думаете Рашид Нургалиев сейчас по Карелии ездит? Он ищет таких инициативных.

Неужели их совсем нет? Вот и глава Карелии Худилайнен об этом говорит. Варягов на работу принимает.

Надеюсь, что они есть. Но про варягов я бы не стал говорить и ставить их появление в упрек. В 1950-е годы в Карелию много людей приехало. Они жизнь свою положили, чтобы здесь стало лучше жить. Никто их варягами не называл. Кто сейчас мешает каждому инициативному гражданину доказать свою дееспособность и помочь правительству? Очередей во власть нет.

Недавно прозвучала информация, что во власть ждут не много не мало вашу команду. Что якобы рейтинг действующего главы Карелии слишком низок, и что вы сами вновь можете возглавить республику.

Во-первых, я крайне негативно отношусь к рейтингам. Считаю, что многие из них делаются по заказу. Во-вторых, напомню, что теперь главы субъектов России вновь стали выборными должностями. Президент больше не назначает их. Я же на выборы не собираюсь. То же касается и моей команды. Она добросовестно завершила работу. По нам вопрос закрыт. У меня есть планы поддержать всеми силами программу социально-экономического развития, представленную действующим главой Карелии.

И все же, вы ведь понимаете, что кандидат от президента будет иметь максимальные шансы на победу. Каковы будут ваши действия, если Путин вызовет вас и попросит принять участие в выборах главы Карелии.

Повторюсь, что он это не сделает. Мы много лет друг друга знаем и по мне, уверяю вас, вопрос закрыт. Однако если все-таки скажет, что надо идти, то я поступлю так, как он попросит. Но этого не произойдет. Я полагаю, что Совет Федерации – моя окончательная работа. Она меня полностью устраивает.

Евгений Белянчиков