Сергей Катанандов: «Только вместе мы сможем построить развитое правовое государство»


 

Сенатор от нашей республики Сергей Катанандов рассказал в интервью Карелии, какие перспективы развития он видит для северных районов республики, как оценивает новый законопроект, регулирующий госзакупки, и каким образом государство и общество могут повлиять на решение проблем в самой больной сфере, ЖКХ.

- Сергей Леонидович, в Совете Федерации вы являетесь первым заместителем председателя комитета по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера. Недавно глава Карелии, выступая на заседании Совета по развитию местного самоуправления под председательством президента России, выдвинул ряд инициатив. В частности, речь идет о том, чтобы снять излишнее надзорное бремя с муниципалитетов. Вы поддерживаете позицию республиканских властей?

- Я полностью разделяю точку зрения Александра Петровича Худилайнена по этому вопросу. Тема эта актуальна практически для всех регионов России. По итогам заседания президент России принял специальное постановление, дал поручение силовому блоку, правоохранительным органам, контрольно-надзорным ведомствам навести порядок в этой сфере. Сегодня деятельность органов местного самоуправления контролируют 28 организаций! Это явный перебор. По оценкам специалистов, эффективно выполнять контрольно-надзорные функции вполне могли бы пять-шесть ведомств, в частности, прокуратура, Счетная палата и так далее.

- Но дело ведь не только в избыточном контроле, но и в нехватке денег в муниципалитетах, из-за чего местные власти зачастую не в силах выполнить все предписания надзорных органов…

- Безусловно. Исследования экспертов говорят о том, что в целом по России муниципалитетам не хватает около 2 триллионов рублей для того, чтобы исполнять все переданные им полномочия. Разумеется, возникает и проблема с выполнением предписаний контрольно-надзорных ведомств. В Карелии, например, на эти цели нужно около 1 миллиарда рублей. Это уже не говоря о том, что за неисполнение требований надзорных структур руководители муниципалитетов платят немаленькие штрафы. В итоге только в нашей республике не так давно несколько муниципальных руководителей подали в отставку. А по стране таких случаев сотни. Это огромная проблема.

- И как предполагается ее решать?

- Во-первых, это увеличение финансирования за счет средств федерального центра, которые должны прийти в регионы и далее в муниципалитеты посредством изменения налогового законодательства, в виде дотаций и субвенций. Начиная с 2013-2014 годов, из российского бюджета планируется направить около 300 миллиардов рублей.

Во-вторых, стимулирование самих муниципалитетов к повышению собственной доходной базы. Конечно, картина по России очень пестрая: есть успешные муниципалитеты, но из многих небольших городов, поселков люди активно уезжают. Это тема, которая требует постоянного внимания власти. На примере Карелии мы видим, что республиканское правительство предпринимает усилия, чтобы северные территории – Кемь, Беломорск – получили дополнительные возможности, в том числе в рамках федеральных программ развития поморских территорий, Крайнего Севера.

- В связи с этим нельзя не вспомнить, что три северных района Карелии, Кемский, Лоухский и Беломорский, вошли в Арктическую зону России. Что это даст жителям этих территорий и республике в целом?

- Хороший вопрос. В последние годы я не раз говорил о том, что в Карелии выдались теплые зимы, и это дало основания сравнивать условия в нашей республик с условиями в средней полосе, центральной России. Но Карелия остается северной территорией, где большую часть года длится отопительный сезон, велики затраты на ЖКХ. И радует, что правительство России с этим согласилось, обратило на нашу республику особое внимание, включив три района в Стратегию развития Арктической зоны до 2020 года. Это позволяет с надеждой смотреть в будущее наших северных территорий, потому что развитие Арктики сегодня находится на контроле у федерального центра. Там действительно несметные природные богатства, но для того, чтобы их осваивать, на севере должны жить люди, туда надо привлекать молодежь, специалистов.

Включение Лохуского, Кемского и Беломорского района в Арктическую зону означает, что с помощью госпрограмм удастся поддержать создание новых предприятий, инфраструктуры. В рамках Стратегии будут финансироваться конкретные проекты. Пока речь идет о том, что Карелия сможет получить на их реализацию около 2 миллиардов рублей. А в целом федеральная программа по развитию Арктики предусматривает финансирование в сотни миллиардов рублей. Для республики это хорошая возможность включиться, чтобы закрепить население в северных районах, чтобы помочь решить главные насущные проблемы.

- О каких проектах может идти речь?

- Это и строительство глубоководного круглогодичного порта, и все, что связано с освоениями богатств Белого моря: рыбопереработка, аквакультура, транспортная инфраструктура, в том числе развитие одной из главных артерий севера, Беломоро-Балтийского канала. А также, безусловно, развитие туризма, в первую очередь активного, экологического.

- В то же время включение трех карельских районов в Арктическую зону дало толчок своего рода спекуляциям на тему о том, что республика может лишиться своей государственности, что часть ее в будущем может быть присоединена, например, к Мурманской области. Насколько такие опасения обоснованны?

- На эту тему лучше всего, на мой взгляд, высказался президент России. На последней большой пресс-конференции с участием журналистов иностранных СМИ и всех российских регионов ему задали вопрос, планируется ли в стране дальнейшее укрупнение регионов. И какая судьба в этой связи ждет национальные республики.

Владимир Владимирович на это ответил, что этот вопрос должны решать сами жители регионов путем всенародного референдума. Сверху никто навязывать республике ничего не собирается. Если население Карелии в силу тех или иных обстоятельств, выскажется за то, чтобы образовать новый субъект Федерации вместе с соседним регионом, то это решение будет услышано. Однако я, конечно, надеюсь, что в обозримом будущем ничего подобного не произойдет. Республика приложила много усилий для сохранения своей национальной и культурной уникальности, традиций. И бренд «Карелия» сегодня звучит, выделяет наш регион среди других субъектов Российской Федерации. Главное для нас – развивать этот бренд, использовать его для повышения интереса к нашей республике, ее привлекательности в глазах инвесторов, туристов.

- Но одним брендом ведь не проживешь – для того, чтобы Карелия была более привлекательна для бизнеса, гостей республики, надо все-таки в первую очередь решать проблемы с дорогами, ЖКХ…

- ЖКХ, понятно, тема очень больная для государства. Последние лет пять она действительно находится под пристальным контролем федерального центра, и все это время мы живем в условиях постоянно меняющегося законодательства в этой сфере. И эти изменения часто вызывают недовольство людей, но они необходимы. Скажем, стремление развивать конкуренцию в жилищно-коммунальной сфере привело на деле к бесконтрольности управляющих компаний. И только начиная с 2012 года стали появляться реальные уголовные дела в отношении недобросовестных управляющих организаций, которые собирают с людей деньги и направляют не по назначению, а в свой карман. Почему этого не было раньше? Потому, что отсутствовала такая законодательная база, которая позволяла бы обеспечить эффективный контроль за жилищно-коммунальным сектором и со стороны государства, и со стороны общества, собственников жилья. Сейчас эту ситуацию стали понемногу выправлять.

Какие выводы можно сделать из последних лет активных реформ в ЖКХ? В первую очередь вывод о том, что попытка государства контролировать все и вся имеет две стороны. Да, контроль и регулирование необходимы. Но если они избыточны, то тогда не запускаются рыночные процессы в отрасли, не создается конкурентная среда, не развивается добросовестный бизнес. Необходимо найти золотую середину.

- Складывается ощущение, что государство ее ищет как-то слишком долго…

Но ведь и спектр серьезнейших проблем в этой сфере очень широк. Хочу отметить, что в компетенцию нашего комитета в Совете Федерации входят, в том числен, и вопросы ЖКХ. И как раз эти вопросы составляют львиную долю в повестке практически каждого заседания комитета. Это , в частности, законопроекты, касающиеся капремонта многоквартирных домов, приватизации жилья. Серьезную дискуссию вызвало изменение порядка оплаты жилищно-коммунальных услуг. Его инициировали регионы, где из-за благоприятных климатических условий отопительный сезон гораздо короче, чем на севере. И жителям этих регионов, конечно, удобнее и экономнее платить за отопление только полгода, а в остальной период от этой необходимости быть избавленными.

Но в северных регионах, где отопительный сезон 9 месяцев в году, такая схема, конечно, многих не устраивает. Поэтому я считаю, правильно, что в Петрозаводске, например, ее применять не стали: распределение платежей равномерно в течение года для нас – более привычный и логичный порядок.

Еще один острый вопрос – рост тарифов на услуги естественных монополий. Именно им коммунальщики обуславливают рост цен на свои услуги. Но, на наш взгляд, в этом есть лукавство, как минимум.

- Видимо, да. Иначе чем объяснить, что стоимость газа или электроэнергии возрастает, скажем, на 15%, в «коммуналка» в некоторых регионах подскакивает в два, а то и три раза? И ведь подобные скандалы случаются практически ежегодно, так, что в итоге чуть ли не президенту лично приходится разбираться с аппетитами «коммунальщиков». Может быть, пора уже устроить масштабную проверку ценообразования в ЖКХ?

- Эти проверки в ближайшее время начнутся, поскольку из регионов поступает очень много обращений с требованиями проверить обоснованность тарифов в ЖКХ.

- В Карелии такая проверка тоже пройдет?

- Надо отметить, что из Карелии и Петрозаводска вала прямых обращений по тарифам и ценообразованию в ЖКХ нет, но считаю, что и в нашем регионе разобраться с тем, как устанавливается стоимость на услуги ЖКХ, надо.

- Еще одна самая обсуждаемая проблема, которая тормозит развитие регионов и муниципалитетов, это несовершенство законодательства о госзакупках и госконтрактах. 94-й федеральный закон сегодня не ругает только ленивый. На этой неделе, как стало известно, Госдума все-таки планирует принять закон о новой контрактной системе, хотя и его уже сильно критикуют эксперты за то, что он до боли напоминает пресловутый 94-й ФЗ. Почему разработка нового законодательства в этой сфере идет так долго и трудно?

- Действительно, очень трудно. Самого высокого градуса напряжение вокруг этой темы между законодателями, правительством России и администрацией президента достигло в начале прошлого года. Казалось бы, тогда по итогам выборов в Госдуму, в процессе подготовки к президентским выборам все поняли, что 94-й закон уже является не только тормозом для развития экономики, он устарел и в политическом плане.

Но проблема в том, что все это время боролись и продолжают бороться две тенденции. Сторонники одной настаивают на позиции Федеральной антимонопольной службы, которая считает, что принципиальная основа 94 ФЗ должна быть сохранена. Другая позиция, которая, в итоге, все-таки победила на данный момент, у Министерства регионального развития, выступающего за новую контрактную систему.

Все это происходит на фоне мощнейшей кампании по борьбе с коррупцией, которая развернулась в стране. По мнению очень многих аналитиков, 94 ФЗ внес достаточно большой вклад в копилку антикоррупционных мер. И при условии его добросовестного исполнения позволяет серьезно экономить бюджетные средства.

Но практика показала, что снижение стоимости всех проблем решить не в состоянии, в том числе проблему качества товаров и услуг. У всех на слуху ситуации, когда недобросовестные подрядчики, победившие в конкурсе, срывают контракт. Или вовсе переуступают его другим фирмам. Так что принятие закона о контрактной системе – шаг нужный. Но пока нет ответа на главный вопрос: как поставить эффективный заслон коррупции. Это серьезный риск, поскольку высокие доходы от нефтегазового сектора позволяют сегодня направлять на различные госпрограммы огромные бюджетные деньги. И в сфере госконтрактов и госзакупок крутятся триллионы рублей.

Так что долгая работа над законопроектам обусловлена необходимостью не только обеспечить снижение стоимости и повышение качества госуслуг, но и лишить доступа к бюджетным деньгам тех, кто готов при любом заказе положить их себе в карман.

- Но на практике жесткие антикоррупционные меры зачастую не работают: лазейки находятся даже в максимально, казалось бы, проработанных законах….

- Да, это так. Поэтому антикоррупционный контроль– это задача всего общества. Сегодня, по-моему, уже все понимают, что в условиях тотального мздоимства страна жить не может. Уходит распространенное еще 10-15 лет назад на бытовом уровне терпимое отношение к коррупции: мол, чем стоять в очередях и ходить по кабинетам, лучше дать деньги и быстро решить вопрос. Усилия государства в борьбе с такой психологией все-таки дают свои плоды.

В Совете Федерации я активно занимаюсь мониторингом правоприменительной практики федеральных законов в регионах, особенно наиболее нашумевших и дискуссионных – законов о полиции, об образовании. Конечно, реализация закона о контрактной системе тоже попадет в сферу пристального внимания. И поэтому очень важно, чтобы граждане, жители регионов, и Карелии в том числе, также обращались к нам в верхнюю палату парламента со своими сообщениями и замечаниями о том, как работают те или иные законы. Уверен, что только совместными усилиями мы можем построить развитое правовое государство, где во главе угла стоят порядок, закон и справедливость.

Наталья Овсянникова

Фото Виталия Голубева

 

Источник: Карелия