Интервью "Мой Петрозаводск"


Сергей Катанандов. Фигура известная и в политических кругах, и среди обывателей. Но, как уже повелось в нашей газете, мы будем говорить не о резонансных событиях региона, а совсем о другом. На этот раз о самом близком – нашем любимом Петрозаводске, таком, которого нынешняя молодежь уже не знает…

 Наше досье. Сергей Леонидович Катанандов, родился 21 апреля 1955 года, окончил 30-ю среднюю школу, затем факультет промышленного и гражданского строительства ПГУ (сейчас – ПетрГУ). Имеет еще два высших образования по специальностям «государственное и муниципальное управление» и «юриспруденция», кандидат философских наук. От мастера дошел до главного инженера СМУ-1, возглавлял проектно-строительное объединение КПД. Под его руководством были построены корпуса детской республиканской больницы, молококомбината, Дом быта, 4-я и 5-я поликлиники, жилые микрорайоны Петрозаводска, Онежская набережная, фонтаны и другие городские объекты. С 1990 года – глава местного самоуправления Петрозаводска, затем – мэр города, в 1998–2010 гг. занимал высший должностной пост республики. Ныне – сенатор, член Совета Федерации РФ от Карелии.

 Мы с Сергеем Леонидовичем ровесники, это и обусловило наш разговор: каким мы помним наш город, каким мы были в то время. Поэтому и этот нетрадиционный для журналистики жанр я бы назвал «воспоминания, написанные двумя перьями».

А.Т. – Сергей Леонидович, я родился в 53-м. Это событие позволило моему отцу получить двухкомнатную квартиру – полублаг на улице Герцена, 14. В этом доме, кстати, как рассказывали мне родители, жил какое-то время Юрий Андропов.

С.К. – Я родился в крохотной комнатке в коммунальной квартире на проспекте Карла Маркса, которая к тому же была разделена фанерной перегородкой. Это потом отец получил квартиру – благоустроенную на улице Кирова, 10.

 

              С.Катанандов рассказывает А.Трубину о петрозаводском детстве

А.Т. – А мой – на Московской. Какое это было счастье – «пятиэтажка», балкон, ванная…

С.К. – Старый двор вспоминается?

А.Т. – Конечно. 18-й школы, стоящей напротив моего дома, еще не было, кругом деревянные дома, сараи. Возле них мы и проводили время: старшие пацаны стреляли из поджиг, мы – из «ружей» пульками, сделанными из алюминиевой проволоки. Помните «венгерку» – круглую тонкую резинку, которая служила тетивой?

С.К. – А то! А мы проводили время на пустыре за 22-й школой. Сейчас эта территория застроена, а тогда на улице Кирова было всего два кирпичных дома. Время проводили в сквере напротив нынешнего Законодательного собрания. Он был совершенно заросший, и для игр в казаки-разбойники, прятки лучше места не найти. Мы тогда все свободное время проводили на улице. А какие развлечения еще были доступны?

                            Одноклассники: Боря Перхуров и Сережа Катанандов

А.Т. – «Ножички», «пивнушки»…

С.К. – Вот-вот. Думаю, нынешней молодежи придется объяснить. «Ножички» – игра перочинным ножом. На земле очерчивается круг, делится на секторы, и каждый, бросая нож в землю «противника», оттяпывал у него кусок территории. А «пивнушки» – это вообще нечто особенное. Пивные пробки загибались, ставились друг на друга, и с расстояния в них надо было попасть свинцовой битой. При точном попадании крик: «Брать-ставить-собирать!»

    Сережа — ученик 9«в» класса. Сидит на предпоследней парте у окна

А.Т. – В начале 60-х в Петрозаводск пришло телевидение. Я помню, как с отцом на саночках везли «Рекорд» из магазина домой. Потом все соседи приходили смотреть единственный канал.

С.К. – А у нас, в семье Катанандовых, первым телевизором был «Старт». И тоже приходили соседи, Наш дом на Кирова населяли в основном проектировщики и строители. Жили дружно и часто проводили время вместе.

А.Т. – Мы взрослели. В классе седьмом мой друг затащил меня в парусную секцию Морского клуба ДОСААФ. Он находился напротив Дома физкультуры. Я стал заниматься парусным спортом. Бывало, домой возвращался далеко за полночь. Но родители не волновались.

С.К. – Я тоже любил путешествие по воде. У нас была «кижанка» – сейчас это редкость, а тогда самый распространенный вид водного передвижения. На нашей лодке было четыре весла, и мы легко отправлялись на веслах рыбачить за 4-5 километров.

Очень увлекся баскетболом. Тренировки проходили в здании армейского спортивного клуба в самом верху улицы Гоголя. Теперь там ДЮСШ-1. Ходили на тренировки, естественно, пешком – четыре раза в неделю.

А дорога была небезопасная, особенно вечером – район чужой. В общем, всякое бывало.

А.Т. – Я уже понял. Тогда Петрозаводск, как бы теперь сказали, был поделен на районы, в которых «хозяевами» себя чувствовали неформальные молодежные группировки: «центральные», «гоголевские», «зарецкие»… Были массовые драки. Об одной из них – с «речниками» – даже Би-Би-Си сообщало.

С.К. – Время было действительно неспокойное. И мне, чего греха таить, приходилось принимать в потасовках участие. На стадионе «Спартак» – во время массового катания, на танцплощадке в Парке культуры.

А.Т. – Сейчас начинаешь понимать, что именно спорт уберег нас от больших неприятностей в жизни.

С.К. – Полностью согласен. Дворовые друзья тех лет, которые не смогли вырваться из той полублатной атмосферы, ушли или в тюрьмы, или просто спились.

А.Т. – Воспоминания о школе?

С.К. – Я учился сначала в 22-й «восьмилетке», затем в 30-й школе. Это не будет высокопарно, но школа, ее учителя дали мне не только знания, но научили таким понятиям как честь, совесть. Никогда не поступал подло. А жили мы и учились весело, без каких-то напрягов. Нас было 11 парней на 22 девочки. Ну, мы, конечно, перед ними выпендривались. На уроке, когда учитель отворачивался к доске, могли вдруг загудеть: «М-мм-мм!» Девчонки покатывались со смеху. А однажды наш директор Дорофей Никитович Музалёв, который по традиции встречал учеников у входа, проверяя внешний вид, отозвал меня в сторону, дал три рубля и велел идти в парикмахерскую стричься. А длинные волосы были тогда в моде – битломания.

                     Одноклассницы

А.Т. – Сергей Леонидович, я понимаю, что на строительный факультет поступили целенаправленно?

С.К. – Конечно, отец был всегда для меня примером. Строить – это оставлять после себя память людям на долгие времена.

А.Т. – А как стали главой города?

С.К. – Если коротко, даже не помышлял. Как говорится, а наутро он проснулся… И вот тут-то надо было думать, что делать.

А.Т. – Помню, помню: на первых планерках в администрации было немало «ляпов», я об этом писал, но никогда никаких обид не было.

С.К. – Если журналист пишет по делу, какие претензии? Обижаться на правду – не в моем характере. Но если идет откровенная ложь, то как не ответить...

А.Т. – Главное, что удалось сделать для города?

С.К. – Давай вспомним Петрозаводск начала 90-х годов. Унылый, безликий город, с редкими вывесками: «Промтовары», «Продтовары»… Не было мест отдыха. Я тогда побывал в американском городе-побратиме Дулуте и, как говорится, почувствовал разницу между нашей и их жизнью. Кругом чистота, кафе, витрины сияют. Тогда я сделал ставку на обустройство Петрозаводска.

                       С Егором Строевым на Онежской набережной

А.Т. - В том числе и строительство фонтанов?

С.К. - Да, в год - по одному. Меня за это ругали: зачем они в северном городе, как и за набережную. А ведь теперь эти места - излюбленные у петрозаводчан. Город стал более красочным, нарядным.

Кстати, пока я жив, буду следить за состоянием фонтанов и надеюсь, что сумел воспитать преемников, которые продолжат мое дело.

У нашей команды было много программ, некоторые достались еще от моих предшественников. Часть воплотить удалось, что-то осталось тем, кто пришел после меня. Надеюсь, что у нынешнего руководства города получится построить и Ледовый дворец, и восстановить стадион.

А.Т. - Работы всегда хватало. А времени на отдых?

С.К. - Активный. Рыбалка, охота. Хотя последние годы не охочусь: видимо, стал мудрее, не могу убивать зверей. Рыбу иногда ловлю. Как говорят рыбаки, она хоть и живая, но не пищит. Ружья, охотничьи ножи храню: иной раз возьмешь, подержишь в руках и уберешь обратно...

А.Т. - Сергей Леонидович, Вы публичная фигура. Но есть и разговоры о том, что свою супругу Вы прячете от глаз общественности. Кстати, как Вы познакомились?

С.К. - Еще в 30-й школе - в девятом классе. После окончания она поступила на филфак, я на ПГС, а на втором курсе мы сыграли свадьбу.

Насчет «выходов в свет»: на официальных мероприятиях, как того требовал протокол, мы всегда вместе. На частных встречах - дело каждого. Но думаю, что петрозаводчане помнят, как мы ходили в театр, кино. Правда, кинотеатры мы теперь редко посещаем - репертуар стал не тот.

А.Т. - Ну не могу я не спросить о том, о чем часто говорят в народе. Буквально от каждого четвертого петрозаводчанина слышу: а вот мои знакомые были в Карловых Варах и видели в одном из отелей портрет Катанандова - мол, он владелец гостиницы.

С.К. - Во-первых, я рад тому, что каждый четвертый мой земляк побывал на этом прекрасном курорте. Но должен огорчить: владельцем недвижимости в Чехии может стать только гражданин этой страны, коим я не являюсь. Но в Карловы Вары езжу на лечение, снимаю там квартиру. Это не так дорого, даже по сравнению с Петрозаводском.

Во-вторых, портреты так называемых «статусных» постояльцев владельцы многих отелей вывешивают в холлах - для рекламы.

Отдыхать же люблю в Карелии - Укшезеро, Кончезеро, Водлозерье. Очень нравятся побережье Белого моря, поморские деревни - Нюхча, Колежма... Меня удивляет, что кто-то рвется на отдых в Финляндию. У нас же природа лучше!

А.Т. - Ну, как с этим не согласиться!

              Молодость вспоминали  Сергей КАТАНАНДОВ и Александр ТРУБИН

Источник: Рысь важная