10 ЛЕТ ПОСЛЕ КОНДОПОГИ. ЧТО ЭТО БЫЛО И ГДЕ СЕЙЧАС УЧАСТНИКИ КОНФЛИКТА


 


Почему погромы стали реальностью в одном из самых благополучных карельских городов. Портал «Петрозаводск говорит» вспоминает.  











10 лет назад название небольшого карельского города бумажников стало именем нарицательным. События в Кондопоге взбудоражили всю страну, в очередной раз напомнив, насколько хрупким бывает межнациональное согласие. 


В ночь с 29 на 30 августа 2006 года банальная ссора двух подвыпивших посетителей и бармена ресторана «Чайка» стала прологом массовых беспорядков и погромов на национальной почве в Кондопоге.


Администратор злачного заведения вызвал «крышу». Подъехавшая на разборки группа выходцев с Кавказа устроила драку, в результате которой от ножевых ранений погибли два местных жителя, а еще девять человек получили ранения разной степени тяжести.

Ресторан "Чайка". 2006 год

Волнения в городе начались уже накануне похорон Григория Слезова и Сергея Усина. Тогда было сожжено несколько торговых палаток, принадлежащих уроженцам Кавказа. Траурные мероприятия всколыхнули Кондопогу. 2 сентября после народного схода толпа ринулась к «Чайке» и подожгла ресторан. В городе начались антикавказские погромы, и более 30 семей в страхе вынуждены были бежать из Кондопоги. В город были стянуты усиленные силы милиции и военных. 

Руководителям силовых ведомств республики кондопожские события стоили карьеры. От своих должностей были освобождены начальник управления ФСБ по РК и министр внутренних дел Карелии, а прокурора республики отправили на пенсию. 

Карелия еще долго фигурировала в топе самых важных новостей российских информагентств. В марте 2007 года обвинительные приговоры были вынесены Сергею Мозгалеву и Юрию Плиеву, которые затеяли драку с барменом «Чайки».  


Судебное разбирательство в отношении уроженцев Кавказа, напавших на посетителей ресторана, затянулось на несколько лет. Только 1 апреля 2010 года в Верховном суде Карелии был оглашен приговор.


Ислама Магомадова, которого признали виновным в убийстве двух человек, суд приговорил к 22 годам заключения. Асламбек Баканаев получил 10 лет лишения свободы, Саид-Магомеда Эдильсултанова осудили на 6 лет, Магомеда Камилова наказали сроком на 6 лет и 2 месяца, а Герихана Магомадова и Магомеда Ахмедова суд приговорил к 3 годам 10 месяцам колонии.    

На месте "Чайки" построили молодежный культурный центр

Прошло 10 лет. Мы попытались встретиться с непосредственными участниками и свидетелями печально известных событий в Кондопоге. И, совершенно неожиданно, натолкнулись на глухую стену молчания. Саламбек Муртазаев, возглавлявший чеченскую диаспору, прямо посоветовал не трогать эту тему. 


Пишите лучше про Олимпиаду,


- предложил он.

Срывались интервью, рушились договоренности, те, кто поначалу соглашался на разговор, перезванивали и просили не упоминать их фамилии. Люди отчаянно не хотели никаких воспоминаний, словно пытались навсегда перевернуть эту недавнюю страницу истории города. Удача подстерегала там, где, откровенно говоря, мы не ждали. Экс-губернатор Карелии, сенатор от Республики Карелия Сергей Катанандов согласился вспомнить события, которые повлияли и на его судьбу.

- Сергей Леонидович, можете ли вы сравнить, как события в Кондопоге воспринимались вами тогда, 10 лет назад, и как они видятся сейчас, когда многое обрело статус прошлого?

- Мне это просто сделать, потому что я постарался как можно скорее забыть про эти события. И последние годы старался мысленно к ним не возвращаться. Они у меня перед глазами сохранились в первозданном виде. Мы тогда смогли сделать выводы, и я думаю, сейчас нет смысла их корректировать. После событий в Кондопоге были сделаны выводы не только по Карелии, но и по России в целом, потому что это событие имело большой общественный резонанс.

- Вы не одиноки в том, что постарались забыть о кондопожских событиях. В чем, по-вашему,  скрывался истинный источник конфликта? Не секрет, что до сих пор существуют разные версии ЧП российского масштаба. Что же спровоцировало погромы на национальной почве в, казалось бы, одном из самых на тот момент благополучных городов Карелии?

- Такие события не имеют однозначных оценок. С моей точки зрения, причин несколько. Первое, это то, что в нашем российском народе очень высок потенциал социальной справедливости.


Те, кто пытается забыть об этом, ведя страну к социальному неравенству, к огромному расслоению, обречены на то, что когда-нибудь народ скажет свое слово. Кондопожане возмутились тем, что на их глазах происходили события, которые в их понимании затрагивают их истоки, основы.


- То есть не укладывались в представления о справедливости?

- Были попытки свести все к национальным проблемам. Я убежден, что не в этом дело. Люди у нас толерантные, мы в мире и согласии жили с разными народами. Север осваивали не только русские и карелы. Но когда правоохранительная система продажна, когда полиция не реагирует, когда правды не найти, когда одним позволено все, а другим ничего, тогда и возникают такие проблемы.


На месте чеченского народа мог оказаться любой другой. Гнев кондопожан мог вызвать любой другой народ, который воспользовался тем, что у нас коррумпированная система. Поэтому ни у кого не было и нет претензий к чеченцам, которые живут в Кондопоге. 


Я напомню, тогда были сделаны серьезные выводы и заменены все руководители силовых ведомств. 

- С вашей точки зрения, замена руководителей ФСБ, министерства внутренних дел и республиканской прокуратуры была оправдана в той ситуации?

- Да, потому что были правильные выводы сделаны. Тогда и в карельском правительстве были серьезные рокировки и увольнения, кондопожскую власть полностью заменили.

- Но вы в то время достаточно жестко высказывались именно в отношении чеченцев, фактически возложив вину именно на чеченскую сторону.

- Были бы там ингуши, дагестанцы или армяне — нет разницы. Дело не в том, кто воспользовался халатностью и бессовестным поведением представителей власти и правоохранительной системы. Чеченцы оказались пошустрее. Так что, повторюсь, не нужно искать национальные моменты.


Истоки конфликта - в продажности чиновников, неудовлетворительном исполнении своих обязанностей представителями власти всех уровней, в низкой квалификации тех, кто отвечает за безопасность людей. 


Мы тогда разработали целую программу. В поле зрения попала и торговая мафия, которая монополизировала рынок. Эта проблема в Кондопоге обнажилась очень остро. Мы специально построили рынок в Кондопоге, чтобы фермеры и граждане могли спокойно торговать своей продукцией.

- К сожалению, этот рынок сейчас пустует.

- Да, это одна из многочисленных проблем.

- То, что произошло в Кондопоге, было для вас полной неожиданностью?

- Да. Мы не верили, что в благополучном городе, где есть хороший работающий комбинат, где люди получают высокие зарплаты, мы попадем в такую ситуацию. Мы недооценили происходящее. В какой-то момент мы «уснули», расслабились. Ситуация в экономике и в целом в республике тогда была спокойная, стабильная. Кондопога прогремела как гром среди ясного неба. Для меня это очень поучительный урок.   

- Правда ли, что было много жалоб от граждан на беззаконие в городе?

- Нет. Это не так. Я кандидат философских наук и защищал диссертацию по теории управления и оптимизации конфликта. В Кондопоге произошел классический конфликт с подстрекателями, провокаторами, людьми, которые выполняли определенный заказ. Но в его основе была все же утрата доверия к власти и правоохранительной системе, которой очень умело воспользовались.     

- Вы предполагали, что после Кондопоги кадровые перестановки могут и вас коснуться?

- Конечно. Я один из первых сказал, что готов нести ответственность и уйти в отставку. Решение принимал президент.

- События в Кондопоге повлияли на вашу карьеру?

- Бесспорно. В конечном счете, все равно те, кто остался недоволен мной, воспользовались этим.

- Когда в Кондопоге все уже стихло, и вы решили отдохнуть в Португалии, произошло еще одно ЧП. Тот памятный звонок, когда президент не мог с вами связаться, был случайностью?

- Человек, который давно работает во власти, всегда имеет при себе связь. Если бы кто-то хотел соединить меня с президентом, это можно было сделать. Без сомнения. Но окружение преподнесло так, что это невозможно. Это их дело. Пусть это будет на совести тех, кто это все организовал.

- О чем должен помнить руководитель региона, чтобы события, подобные кондопожским,  не повторялись?

- Одно из принципиальных правил — уметь держать слово. Люди очень болезненно реагируют, когда им что-то обещают, гарантируют свободу, безопасность, а потом красивые слова превращаются в пустой звук. Часто пустые обещания превращаются в источник раздражения и агрессии. Любой руководитель серьезного уровня должен об этом всегда помнить.

- Вы постоянно бываете в республике. Скажите, есть опасность повторения волнений в Карелии?

- В целом север России испытывает постоянное напряжение. Наиболее сложные проблемы во время проводимых в стране реформ возникали именно на северных территориях, которые традиционно находились под опекой государства. Оказавшись брошенными, северные районы испытывают колоссальные проблемы. Такие сигналы есть, причем в администрации президента знают об этом.


Мы должны находить современные формы и методы развития северных территорий, где не обойтись без присутствия государства и государственной поддержки. Роль государства на севере страны необходимо усиливать.


Это главный вывод после кондопожских событий. Если территории с суровыми климатическими условиями останутся без государственного внимания, то со временем можно ожидать всплески серьезного недовольства со стороны северян.

Р.S. Нам удалось выяснить, как сложилась судьба тех, кто был признан виновным в избиении посетителей «Чайки».  Ислам Магомадов продолжает отбывать наказание. Сначала он находился в колонии Ульяновской области, затем его перевели в исправительное учреждение Красноярского края. Асламбек Баканаев после освобождения уехал в Чеченскую Республику, женился, ведет спокойную семейную жизнь. Саид-Магомед Эдильсултанов живет в Кондопоге, занимается бизнесом, открыл автомойку и станцию техобслуживания. Магомед Камилов уехал на родину — в Дагестан. Герихан Магомадов остался в Кондопоге и занимается бизнесом в сфере недвижимости. Магомед Ахмедов тоже не стал покидать Кондопогу. Он ушел в торговлю, занимаясь реализацией одежды на местном рынке.    











АВТОР: АНТОНИНА КЯБЕЛЕВА